Напишите мне письмо
Проект астропсихолога Воропаевой Галины и веб-дизайнера Бурцевой Ольги
Венера - Богиня любви и красоты
Отношения...
Авторские Статьи
Статьи друзей
Астромагия
Астроритуалы
Астросновидения
Астрозарисовки
Астрограни
Библиотека
Астрологические миниатюры
Астрокухня
Практикум
Художественная галерея
Музыкальная галерея
Библиотека
Узнай себя
(программы и тесты)
Змей
Змей - последняя, седьмая тонкая фигура, управляемая Венерой и Хироном , самая, вероятно, сложная для понимания и управления. Змей, если судить по роли, которую он чаще всего берет на себя, циник и комик. Его архетип ведет свое происхождение от библейского пресмыкающегося; ниже он именуется Большой Змей.

Основное оружие змея это ирония, которая используется им двояко: во-первых, для профанации любых серьезных и возвышенных устремлений человека (насмешка над идеалами), и, во-вторых, для отведения глаз хозяина от грозящих ему опасностей, которые змей также изображает как несерьезные, не давая человеку их оценить и соответственно подготовиться. Основное качество образов, которое создает змей, это неуместность, что часто производит комический эффект, снимая напряжение и понижая концентрацию внимания: задача змея заключается в том, чтобы человек махнул рукой и перестал воспринимать как серьезные самые ответственные для него ситуации. Основной принцип, который змей всячески навязывает хозяину, это: "Авось, пронесет", а основной метод - перенесение любой ситуации на арену в цирке, где штанга клоуна-тяжеловеса оказывается надувной, так же, впрочем, как и его неимоверные мускулы.

Обычно змей принимает форму змеи или змеи с четырьмя лапками, своего рода стройный бронтозаврик, который может ползать, бегать и ходить на задних лапах, имитируя человека. При этом он одевается согласно обыгрываемому им сюжету и использует различные аксессуары. Какое бы серьезное дело ни замыслил человек, змей тут же изобразит пародию на него, и при этом выражение его морды будет настолько забавным, что трудно удержаться от улыбки. Физик садится за стол писать формулы - змей тут же расположится рядом за партой, одетый в профессорский халат и шапочку и начнет с преувеличенно-серьезным видом перелистывать биографию А. Эйнштейна; пианист сядет за фортепиано, змей схватит палочку и заиграет "чижика-пыжика" на ксилофоне и т.д.

Если, однако, эти уловки не помогают, то змей может перейти и к прямому воздействию на хозяина, например, обвиться вокруг его ног и буквально не пустить туда, куда, по мнению змея, человеку ходить не следует. Если змей в вертикальном положении (т.е. стоя на хвосте) может подняться до плеч хозяина, то он может при случае обвиться и вокруг рук, что чревато частичной блокировкой их движений - в самом прямом смысле этих слов. Вот, например, типичный сюжет из жизни начинающего пианиста - ученика музыкальной школы. Все время подготовки к экзамену - месяц - змей выделывал самые разнообразные штуки на полу и на рояле, отвлекая юного музыканта от сосредоточенного изучения концерта; изображал его самого, юного Бетховена и всех педагогов в самых неожиданных и несерьезных видах и т.д. Во время концерта, когда мальчик про него забыл, змей плотно обвился вокруг его рук и практически сорвал игру, после чего незаметно соскользнул на пол, и вечером утешал своего хозяина, бодро маршируя в матросской бескозырке с развевающимися по ветру ленточками под звуки популярного шлягера: "Не надо печалиться - вся жизнь впереди, Вся жизнь впереди - надейся и жди", - делая вид, что к срыву на экзамене он, змей, не имеет ну абсолютно никакого отношения, да и вообще, что было, то прошло, чего теперь-то расстраиваться?

Змей размером с хозяина (и выше) не будет демонстрировать свой рост; он притворится маленьким, добродушным, доброжелательным; может с показной любовью смотреть человеку в глаза и проявлять инициативу исключительно с целью его развлечь и утешить, и может оказаться в этом весьма изобретательным - но в результате все конструктивные планы человека будут расстроены. Разумеется, человек может направлять внимание и энергию своего змея во внешний мир, мороча голову окружающим, но чем крупнее и сильнее змей, тем большее внимание оказывает он на самого человека, всегда умея незаметно застать его врасплох.

Бороться со змеем трудно; и чем выше энергетический и особенно духовный уровень человека, тем сильнее прямая инвольтация его змея от Большого Змея, и тем труднее становится его укрощать. Змей - мастер профанации: духовность он представит душевность, а душевность - милой незначительностью, мудрость обернет случайным совпадением, ум - удачной хитростью и т.д. Он великий фрейдист в худшем смысле слова, и культура для него - неудачная сублимация грубого сексуального потока, а секс - это и есть он, змей. Посмотрите на него, как он вытягивается во весь рост, потом сворачивается в обольстительное колечко, и в заключение представляет - один! - коллективный секс, пылко свиваясь кольцами и пронизывая самого себя самыми немыслимыми способами; правда, все равно получается не столько сексуально, сколько смешно.

Крупный змей

Служение высокому эгрегору - дело серьезное и возвышенное; здесь уместен жанр трагедии, но уж никак не комедии и тем более фарса... читатель действительно так думает? Значит, он не сталкивался с искушениями крупного змея, инвольтированного Большим Змеем и способного превратить в хохму все, что угодно.

- Так ты, дружок, полагаешь, что занят чем-то серьезным и важным, общественно или, на худой конец, космически-полезным? А ты бы взглянул на свое копошение Глазами Вечности, а потом рассказал об этом любимой девушке, и она широко распахнет свои прекрасные глаза и не менее прекрасные коленки, ха-ха, и тогда-то ты и увидишь истинную цену своей деятельности - ныне, присно и во веки веков, - тут змей, уже не в силах выдерживать патетический тон, теряет отчасти вертикальное состояние и плюхается на землю в виде обычной змеи, колыхаясь от смеха всеми своими изгибами.

Мастер профанации, демагог, циник и садист, змей старается быть добродушным, но когда это не удается, нисколько не смущается - ведь он старается для своего хозяина, открывает ему глаза на истинное положение вещей, и если оно иногда колется - что ж, такова правда жизни, и лучше вытерпеть ее сейчас, чем жить в розовой иллюзии. Любимая игра змея - передергивание, т.е. резкое нарушение акцентов, как эмоциональных, так и ментальных. Его задача - сбить человека с трудно достижимого равновесия точки сборки, находящейся в положении видения мира глазами высокого эгрегора, и крупный змей - виртуоз этого искусства. Если не помогают снежки, он спускает снежную лавину.

Начинающий христианин возвращается, в самом благополучном настроении, из церкви, после исповеди и причастия. Кто встречает его дома, радостно улыбаясь и раскачиваясь на кончике хвоста, с маленьким золотым крестиком на шее? "Здравствуй, вставший на Путь Истинный, - радостно восклицает змей, - а вот и я, твой главный враг, пришел с тобой бороться! Ну, кто кого?" И змей, обвив человека вокруг ног и рук, заглядывает ему в глаза и начинает искушать.

Главная цель змея - добиться, чтобы человек воспринял его всерьез, что фактически означает изменение положения точки сборки человека и прерывание связи с высоким эгрегором. Но если маленького змея еще можно как-то проигнорировать, то с крупным это не удается, потому что он действительно разрушает медитации, профанирует энергетические потоки и искажает ментальную картину мира. "Вот ты говоришь, Бог есть, - ерничает змей, и от одного его вида человеку уже настолько тошно, что вся его вера съеживается и уходит так далеко, что и не поймешь, есть она или вовсе нет, - а как же он меня, гада, до сих пор терпит, и мою злокозненность не истребляет? Что же получается, я Его сильнее?" Подобная мысль для духовного прозелита нестерпима, и он обращается в полное уныние и отчаяние, и даже следы бывшей благостности, приходившей после посещения церкви, куда-то бесследно исчезают.

Если человек не имеет достаточно терпения, веры в свое дело и чувства долга перед высоким эгрегором, который только и может сократить размер крупного змея (сам человек этого сделать не в силах), то он вступает в сражение со змеем и бывает им постепенно съеден. Как всегда, в этом случае возможны два варианта: либо человек теряет свою волю и становится служителем Большого Змея, но остается в рамках социума, либо практически полностью теряет свою энергию и превращается в тихого циника, который "знает всему цену", но основной его удел - апатия, поскольку все его энергетические каналы отобраны Большим Змеем. Наоборот, служитель Большого Змея это крупный и энергичный циник и профанатор, умеющий сдвигать окружающим точку сборки так, что они действительно теряют почву под ногами, т.е. связь со своими ведущими эгрегорами, особенно (относительно) высокими, и вся их жизнь и деятельность получает профанированный смысл. До известной степени триумфом Большого Змея было распространение вульгарного фрейдизма, сводящего все движущие силы и проблемы человека к сексуальным, при недостаточной разработке самим Фрейдом концепции сублимации; и введение в конце его жизни дополнительного фундаментального инстинкта смерти (в нашей терминологии - фигуры серого) не смогло вывести фрейдизм из-под власти Большого Змея - читатель, конечно, понимает, почему.

Антитезис крупному змею

Антитезис крупному змею - это утверждение верности своему высокому эгрегору через внутреннее отстаивание его системы ценностей. Змей любого размера очень не любит ничего предлагать, его дело - насмешка и профанация под видом раскрытия глаз человека на истину. Однако истина не существует в области низких вибраций - там она профанируется и гибнет, превращаясь в ложь. Поэтому, разотождествившись со змеем, человек может ему просто сказать: "Все твои инсинуации не имеют отношения к существу дел, так как идут на значительно сниженном уровне". Другими словами, змей всегда говорит не то, или не о том. Однако сила змея, особенно крупного, заключается, во-первых, в его ловкой идентификации с человеком (например, так называемый "здоровый скептицизм"), а во-вторых, в его якобы защитной роли по отношению к человеку: ведь если ты сам себя профанируешь, то другой этого не сделает... эта логика змея хорошо известна и описывается поговоркой "наказал мужик бабу - ушел в солдаты". И не последнюю роль играет способность змея любой величины моментально (на момент наблюдения) резко сокращаться в размерах, принимая вид маленького, добродушного улыбающегося ужика, преданно ползущего у самых ног хозяина точь-в-точь как верный пес.

Авессалом Подводный из книги "Возвращенный оккультизм, или Повесть о тонкой семерке"
скачать книги автора можно в библиотеке

Иллюстрация к статье: Борис Валеджио
Посмотреть работы художника можно в галерее


Copyright © Astroviolet     Астропсихолог Воропаева Галина
Все права защищены     Дизайн и верстка Бурцева Ольга
****************************************************
(вопросы и предложения веб-мастеру присылайте на hel11@rambler.ru )

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru LightRay